Главная » Финансы » Госдолги и ипотека: как изменилась мировая экономика за 10 лет после кризиса

Госдолги и ипотека: как изменилась мировая экономика за 10 лет после кризиса


Артем Щербина

директор аналитического департамента инвестиционной компании
Capital Times


Десять лет назад — 15 сентября 2008 года —  американский инвестиционный банк Lehman Brothers был признан банкротом. Эта дата считается началом глобального финансового кризиса 2008-2009 годов. С того момента произошли заметные изменения. В мировой экономике, в регулировании финансовых компания, в оценке рисков секьюритизации рынка недвижимости, в методах управления государственным долгом.

Сегодня появляется все больше «предвестников» нового мирового кризиса. Потому важно понимать, что поменялось и какие есть глобальные риски. Определим три основных тенденции финансового мира за последнюю декаду.

Мировой долг увеличился

В вопросе долгов и закредитованности экономики мир не стал лучше.

В 2007 году уровень долга к мировому ВВП достигал 145%. А в 2017 этот показатель достиг отметки в 256%. Это почти $30 трлн.

Основной драйвер роста мирового долга — это Китай. Его компании привлекли $15 трлн долговых обязательств. Корпоративный сектор проблемной нынче Турции вообще удвоил объем долгов со времен кризиса. Аналогичная ситуация в Чили и Вьетнаме.

Но что интересно, самые необеспеченные должники сосредоточены в Европе. Госдолг Греции, Италии, Португалии, Испании, Бельгии, Франции и Великобритании превышает их собственный ВВП.

Вместе с этим, европейские банки стали кредитовать лишь локальные корпорации. В 2007 году больше двух третьих активов немецких банков было сосредоточено вне Евросоюза. Сейчас эта сумма в два раза меньше — 2,2 трлн долл или треть активов банков. То же касается американских и азиатских инвестбанков.

Китайские банки до кризиса вообще не выходили на международный рынок. Но сейчас предоставили зарубежным компаниям более 1 трлн долл. Однако, большая часть кредитных денег передана компаниям, которые осуществляют прямые инвестиции в Китай.

Получается, что финансовые рынки стали менее глобальны, а долговые проблемы более локализованными.

Ипотека вне риска

Ипотечный кризис начался в Америке. К 2008 году домохозяйства США аккумулировали до 70% ВВП страны обязательствах по ипотеке. Сейчас этот показатель значительно снизился — до 48% ВВП Соединенных Штатов.

Были запрещены различные ценные бумаги и деривативы на ипотеку, ужесточено регулирование кредитных агентств и ипотечных организаций.

При этом, средние цены на недвижимость в США уже восстановились к докризисным уровням, а в Сан-Франциско (Силиконовой долине) и вовсе выросли в два раза.

В Европе ситуация иная. Из-за отрицательных ставок по депозитам и нелюбви консервативных европейцев к инвестициям в акции покупка недвижимости вышла на первый план.

Особый ажиотаж наблюдается в Австрии, Германии, Швейцарии и скандинавских странах.

К примеру, за последние 10 лет цены на жилую недвижимость в Австрии подскочили на 85%, а в Исландии на 70%. Летом 2017 года цена квадратного метра в Стокгольме (Швеция) превысила 8 тыс. евро. Это вынудило шведское правительство вмешаться и ужесточить правила выдачи ипотеки. Причиной административных действий стали заявления ведущих технологических компаний столицы о передислокации офисов в другие города из-за недоступности жилья для их сотрудников.

Банки стали надежнее

После кризиса центробанки по всему миру предприняли шаги и ужесточили регулирование банковского сектора, чтобы избежать шоков в будущем. Требования к минимальному размеру собственного капитала к активам увеличился с 7% в США и ЕС до 15%. Банкам запретили торговать рискованными деривативами и обязали удерживать высокий уровень ликвидных активов в инвестиционных портфелях.

За последние 10 лет большинство крупных банков существенно уменьшили высокодоходную торговую активность на фондовых рынках на собственные средства. При этом в традиционном бизнесе рыночные ставки настолько малы, что зарабатывать на депозитах или комиссионных стало гораздо тяжелее.

С 2012 по 2017 годы выручка банковского сектора в мире росла темпом 2,4% в год против 12,3% в докризисные годы.

В поисках маржи банки начали придумывать новые бизнес-сегменты, но не смогли выйти на прежние уровни рентабельности. К примеру, немецкий Deutsche Bank так и не смог вернуться на докризисные уровни доходов, зарабатывая в 10 раз меньше, нежели в 2007 году; а в последние годы и вовсе показывает растущие убытки.

Отметим сильный рост конкуренции в финансовых сервисах. На рынок традиционных банков вышли новые цифровые игроки. Такие компании, как Alibaba, Amazon, Facebook или Tencent успешно внедрили финансовые услуги в интернете и в мобильных телефонах.

Что дальше?

Основные причины финансового кризиса 2008 года были выявлены и исправлены. Банки стали более капитализированными и меньше привязаны к рисковым активам. Финансовые рынки стали менее глобальными. Сложные секьюритизированные финансовые инструменты не пользуются спросом или вовсе не используются, как ранее в американской ипотеке.

Но это не означает, что не появились новые риски для мировой экономики.

Как уже было сказано, объем мирового долга вырос в разы. В США 40% корпоративных облигаций имеют кредитный рейтинг ВВВ. Это говорит о неуверенности рейтинговых агентств в финансовой устойчивости таких компаний. По мнению аналитиков McKinsey, около четверти корпоративных выпусков в развивающихся странах подвержены риску дефолта, если доходности по облигациям вырастут еще на 2%.

В следующие пять лет к погашению должно быть предъявлено рекордное количество корпоративных облигаций объемом от 1,6 до $2,1 трлн.

При условии роста доходностей в мире многие компании будут не в состоянии реструктуризировать долги и будут вынуждены объявить о дефолте.

Развивающиеся страны также в фокусе. Та же Турция столкнулась с удорожанием внешнего валютного долга в два раза из-за 80%-ой девальвации лиры в течение года. С учетом дефицита текущего счета в размере $50 млрд, Турции необходимо около $200 млрд для покрытия краткосрочных обязательств. Поэтому, не удивительно, что Эрдоган угрожает кредиторам перевести все расчеты в национальную валюту во избежание дальнейшего усугубления ситуации.

Помимо проблемы мирового долга, обратим внимание на развитие индустрии инвестиционных фондов. Особенностью последних 10 лет стал переход капитала с активной торговли ценными бумагами в пассивные инвестиции.

За этот срок инвесторы вложили около $3 трлн в американские Биржевые инвестиционные фонды (ETF-фонды). При этом, как отмечают управляющие компании, клиенты таких фондов не особо желают разбираться в фундаментальных показателях компаний, которые входят в состав фонда, и не интересуются уровнем риска таких вложений.

На выходе получаем абсолютно непрогнозируемую ситуацию. Когда рынки начнут корректироваться, какие действия предпримут пассивные инвесторы?

Ведь выход столь значимой суммы денег с фондов только ускорит падение рынков. Как свидетельствует 80%-ое падение стоимости криптовалют с начала 2018 года, массовый инвестор не будет ждать «лучших времен», а, скорее, решит забрать свои деньги с фондов.

Одно можно сказать точно — следующий кризис не будет столь масштабным из-за меньшей глобализации финансовых рынков. Долговые проблемы Турции угрожают, в основном, европейским кредиторам; огромные суммы в ETF-фондах несут риски для американского рынка акций.

В Китае, к примеру, уже сейчас наблюдаются все характеристики финансового кризиса: девальвация юаня, дефолты по корпоративным облигациям, падение фондовых индексов на 20% с начала года, замедление роста ВВП и промпроизводства. Чувствует ли мировая экономика эту угрозу?

Составлено автором по материалам McKinsey Global Institute, IMF, Federal Reserve Bank of New York, Global Property Guide, Zillow и других источников.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

99db077c5181b15114de658b0df6f9db

В Казахстане падает курс тенге: с начала года снизился на почти 13%

11 сентября, во время торгов на Казахстанской фондовой бирже (KASE), тенге подешевел к доллару США, ...