Главная » Экономика » Днепр, «Южмаш»: гордость, которая чуть жива

Днепр, «Южмаш»: гордость, которая чуть жива

Проблемы у ГП «Южный машиностроительный завод имени А. Макарова» начались не вчера и даже не позавчера. К сожалению, предприятие не смогло в свое время грамотно развернуть конверсионную программу. Что дало бы возможность выручку от продажи троллейбусов и трамваев направлять на производство новых ракет.

А разрыв экономических и производственных связей с Российской Федерацией и вовсе привел «Южмаш» к тяжелейшему кризису. 

Так, с 2011 по 2014 годы поступление денежных средств на предприятие снизилось с 1,9 млрд.гривен до 450 млн. В том числе по договорам с предприятиями-смежниками из России — с 1,7 млрд.гривен до 28 млн. Потерю такого мощного партнера, как Россия, на «Южмаше» ощутили здорово. До сих пор завод не может прийти в себя и найти равноценную замену тем контрактам, которые были с российскими предприятиями оборонпрома.

«До того момента, как украинские власти запретили сотрудничество в военной и космической сфере с Россией, наш северный сосед исправно (не в пример украинскому правительству) перечислял деньги по действующим на тот момент контрактам. В частности, за инженерное сопровождение ракетных комплексов «Сатана», которые обеспечивали специалисты «Южмаша» и КБ «Южное», — поясняет конструктор ракетно-космической техники, Герой Социалистического труда и Герой Украины Станислав Ус.

На самом же заводе, подводя итоги 2016 года, заявили о том, что не все так уж и плохо.

«Южмаш» активно ищет выходы на новые рынки. В частности, в США и Евросоюзе», — заявила пресс-служба предприятия. Правда, там не уточнили, есть ли уже подписанные контракты с американскими или европейскими заказчиками. А вот, как о состоявшемся факте в пресс-службе завода рассказали о нескольких договорах с Индией и Южной Кореей.

А еще «Южмаш» активно внедряет программу импортозамещения. В частности, выполняет заказы для предприятий энергетического комплекса.

«Сегодня наиболее актуальным для страны и перспективным для предприятия является проект по созданию солнечных и ветровых электростанций. Совместно с мировыми лидерами отрасли мы готовим инвестиционный проект, который позволит с привлечением европейских инвестиций организовать отечественное производство ветрогенераторов и комплектующих к солнечным электростанциям на сумму до 500 млн.евро в год», — делится планами пресс-служба «Южмаша». 

В тоже время на заводе с сожалением констатируют, что государству не нужны разработки днепропетровских конструкторов в сфере вооружений. Например, так и не были законтрактованы предложения по новым образцам стрелкового оружия, модульным казармам и легким самолетам. 

А вот проект «Гром-2» работает успешно. Правда, в интересах зарубежного заказчика. Зато министерство обороны Украины выразило заинтересованность в реализации проекта «Сапсан». Но запустят его, как предполагают на заводе, не ранее 2019 года. 

Говоря о достижениях 2016 года, на «Южмаше» отмечают, что завод вышел, образно выражаясь, из состояния клинической смерти. Благодаря поддержке Кабмина, удалось увеличить в полтора раза загрузку производственных площадей. В 2017 году на заводе рассчитывают увеличить этот показатель более чем в 2 раза.

Однако обычные заводчане перспективу предприятия видят не такой радостной. По словам главы независимого профсоюза «Южмаша» Евгения Деркача, в последний раз зарплату на заводе выплатили в начале декабря минувшего года. 

«6 декабря в последний раз на «ЮМЗ» выплатили зарплату за август и 40% сентября, уже середина января 2017г.  и долг приближается к отметки в пять месяцев. Независимый профсоюз «Захист праці» на «ЮМЗ» начинает подготовку к акциям протеста», — констатирует Деркач.

Любовь работает на «Южмаше» более 40 лет. Видела и взлеты предприятия и, увы, затяжное падение завода, который стал ее судьбой. Женщина говорит, что не собирается прощаться с заводом. Хотя несколько последних лет, чтобы как-то выжить, вынуждена работать реализатором на рынке.

«На работу приходим раз-другой в неделю. В цехах холодина, особенно сейчас, зимой. Но идти надо, чтобы в табелях стояли отметки и бухгалтерия могла начислять хоть какую-то зарплату. Но вы же понимаете — там даже не копейки, а крохи. Поэтому уже лет 5 помимо официальной работы на «Южмаше» подрабатываю реализатором на рынке рядом с домом. Эта «подработка», по сути, и есть мой основной заработок», — говорит Любовь.

Читайте также: «Южмаш»: финансовое оздоровление от ГКАУ и Юлии Тимошенко

А вот Юрий, к сожалению, не задержался на заводе долго. Хотя работать на легендарном «Южмаше» было его детской мечтой.

«Мой дед здесь работал, еще при легендарном Александре Максимовиче Макарове. Общался с ним. А потом и мне рассказывал о традициях на заводе. Очень гордился «Южмашем» и тем, что вместе с коллегами делает лучшие в мире ракеты. Эта гордость передалась и мне. Поэтому еще учась в школе, я знал, что буду поступать в днепропетровский физтех. Тот самый, что закончили когда-то Кучма, Горбулин, Команов. После физтеха сам пришел на завод. Проработал там несколько лет. Скажу честно: держался до последнего. Но когда задержки по зарплате дошли до полугода, взбунтовалась жена. Буквально потребовала, чтобы нашел такое место работы, где стабильно платят», — говорит Юрий. С мечтой о космосе, как он сам мрачно шутит, пришлось попрощаться. Правда, мужчина говорит, что с большим удовольствием вернется на «Южмаш», когда поймет, что высококвалифицированные специалисты и энтузиасты своего дела восстребованы государством.

«Южмаш» — это же гордость многих поколений, один из символов Украины, загубить который, никак нельзя», — считает бывший работник завода.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

x

Check Also

Минпромторг РФ: автозаводы Запада в РФ национализируют

Российские активы группы Renault переходят в государственную собственность: доля в «АвтоВАЗе» — НАМИ, завод «Рено ...